Павел I Петрович, Всероссийский император с 1796 по 1801 год. «Самодержавнейший и несчастнейший из монархов».

Пожалуй, ни про одного из российских самодержцев нельзя сказать однозначно, зло он принес своей стране или благо, намеренно тиранил он свой народ или судьбой был поставлен в условия, в которых иначе действовать означало бы вести страну к пропасти. Но даже на фоне неоднозначных оценок историками политических решений того или иного самодержца, личность Павла 1 историки описывают более или менее единообразно.

Иначе обстоят дела с императором Павлом I. Архивных свидетельств, мемуаров современников императора, иных исторических источников сохранилось достаточно. И, казалось бы, нет ничего затейливого, в том, чтоб раскрыть все тайны, связанные с личностью Павла I. Но фигура императора до сих пор имеет ореол мистики и тайны. То он бродит призраком по Гатчине, то видится стоящим у окна Михайловского замка. Отчего же душа императора никак не успокоится?

До сих существуют два портрета императора Павла Первого. Первый- привычный и знакомый всем нам, распостраненный равно как в 19 столетии, так и в 20 и в 21, в том числе, увы, и на страницах школьных учебников. Согласно ему Павел был безнадежно глуп, неудачлив, помешан на военщине и военной муштре, мрачен, злобен, вспыльчив и… безумен.

Однако, сохранившиеся исторические свидетельства, да и анализ самой политики, проводимой Павлом I, говорят совсем об обратном и рисуют нам портрет иной. По словам современников, Павел был умен, имел исключительный талант к математике, знал в совершенстве много иностранных языков, был трудолюбив.

Откуда и, главное, почему возник такой отталкивающий образ Павла I, так долго транслируемый официальной историей?

Мне видится весьма правдивым и логичным объяснение, которое озвучил А. Куприн в произведении Гатчинский призрак. Вот что говорит призрак Павла I своему собеседнику красноармейцу по фамилии Заяц: «Я, один я, был прав в государственных заботах, и теперь понимаю это в совершенстве. Пусть, как человек, я в моем человеческом естестве был подвержен земным слабостям: гневу, вспыльчивости, недоверию, порой даже жестокости. Но, как помазанник и избранник Божий я лишь перед Ним одним нес страшный ответ за все мною сделанное. Я был - один. А внизу меня был мой народ. И все уравнивалось, все обезличивалось под моей полной, абсолютной властью, все теряло свою волю. Не было в глазах моих ни малейшей разницы между знатнейшим дворянином моего государства и последним мужиком, солдатом или нищим. Я не знал чувства лицеприятия, но стремил вверенный мне свыше народ к благу, здоровью и счастью. Те, кто убил меня, они же и прославили меня сумасбродным деспотом. Им нельзя было поступить иначе, ибо в этом было подобие их оправдания перед потомством. А история? - с горечью сказал Призрак. - История - послушная, угодливая, лживая и подкупная раба, когда она пишется современниками».

Детство Павла Первого и его отношение к своим родителям - Екатерине Второй и Петру Третьему

Павел I был нелюбимым сыном Екатерины Великой. Когда ему было всего 8 лет, по приказу его матери был убит его отец – Петр III. Далее Екатерина II удаляет своего сына подальше от себя и от государственных дел и поселяет его сначала в Павловск, а потом в Гатчину. Когда Павел достиг совершеннолетия, многие ожидали, что Екатерина II передаст ему Российский престол, как она и заявляла ранее, но, естественно, этого не случилось.

Брошенный, униженный своей матерью, Павел ненавидел ее, ее образ жизни, ее бесчисленных фаворитов. Ненависть эта пройдет с ним до конца жизни и прямо выразится в политике, проводимой Павлом Первым, – вся эта политика будет как бы в пику политике его матери.

Павел ненавидел Екатерину II и боялся. Боялся, что никогда не взойдет на престол. И, надо сказать, страхи эти были не беспочвенны. Екатерина видела на престоле своего внука Александра Павловича (будущего императора Александра I), она еще ребенком силой забрала его от родителей себе на воспитание. Екатерина II умерла, так и не успев передать престол внуку в обход Павла I, как хотела.

Кто же был отцом Павла I? До сих пор нет однозначного мнения на этот счет. Поклонников у Екатерины II хватало. Есть версия, что отцом Павла был граф Салтыков, а есть и такая, согласно которой отцом его был экс король Польши Станислав Понятовский. Во времена Павла ходили слухи, что Павел приблизил к себе Понятовского именно потому, что видел в нем своего возможного отца. Скорее всего, Понятовский был отцом дочери Екатерины II, которая умерла еще младенцем.

Сам Павел I всегда считал своим отцом Петра III. Уже будучи императором, а взошел на престол Павел зрелым 42 летним мужчиной, он искал своего отца, допускал возможность, что мать не убила его, а заточила в каком-нибудь монастыре. Интересен факт, что после смерти Екатерины II по приказу Павла I, его отца перезахоронили рядом с Екатериной II (ранее Петр III был погребен в Александро-Невском монастыре), таким образом, состоялись не просто похороны Екатерины II, а как бы совместные похороны Екатерины II и Петра III. При этом было объявлено, что хоронят не Екатерину II, а императора Петра III Федоровича и его супругу Екатерину Алексеевну. Таким образом, Павел I как бы взял реванш, выразил свое отношение к матери, отказав ей после смерти в императорском титуле и соответствующих индивидуальных почестях.

Будучи императором, Павел I искренне и щедро благодарил людей, преданных Петру III и бывших с ним, что называется, до конца.

А вот фаворитов матери ждала совсем иная участь. От них Павел I избавлялся с присущей ему энергией. Княгине Екатерине Дашковой велено было уехать в ее имение Троицкое и «предаться воспоминаниям о 1762 годе». Склеп в Херсоне, в котором похоронен Г.П. Потемкин, был разрушен, а гроб просто закопан в землю. Таврический дворец Потемкина в Петербурге, а надо сказать это был один из самых красивейших дворцов того времени, превращен в конюшни и манеж. Где некогда блистали дамы и кавалеры эпохи Екатерины II, теперь стояли лошади. Город Екатеринослав, который Потемкин мечтал сделать третьей столицей и, тем самым, создать еще один памятник Екатерине II, был переведен из губернских городов в ранг уездных. Из-за близости к матери опале долгое время подвергался и А.В. Суворов.

Фаворитки Павла 1

Однако и сам Павел не отказывал себе в фаворитках. Первой камер-фрейлиной становится выпускница Смольного института Екатерина Ивановна Нелидова. Она была статна, грациозна, прекрасно музицировала и, конечно, была хорошо и всесторонне образована и умна. Историки однозначно отмечают огромное влияние, которое оказывала Нелидова на императора. Однако, со временем Нелидова впала в немилость, была удалена из Петербурга и до самой смерти Павла жила в замке недалеко от Ревеля, а после смерти императора, вернувшись в столицу и поселившись в Смольном монастыре, помогала императрице Марии Федоровне в управлении воспитательными учреждениями. Интересно отметить, что супруга Павла I и его фаворитка были очень дружны. Нелидова впала в немилость именно из-за того, что заступалась перед императором за его супругу, отношения с которой шли к разладу.

Следующей страстью императора становится Анна Петровна Лопухина (после замужества Гагарина). Есть версия, что орден св. Анны был учрежден в честь Анны Лопухиной, а цвет стен Михайловского замка был именно таким, каким был цвет ее перчаток. По преданию, на балу Лопухина случайно уронила перчатку. Несколько кавалеров бросились ее поднимать, но быстрее всех был Павел I. Однако, он не вернул перчатку хозяйке, а бережно вывернув ее на изнанку, передал архитектору, приказав сделать стены Михайловского замка именно такого цвета. После замужества Лопухиной император не прекратил встреч с ней. Анна Петровна до конца дней императора была самым близким его другом.

Михайловский замок и его роль в жизни Павла Первого

История создания Михайловского замка заслуживает особого внимания, поскольку определенным образом характеризует личность императора.

После захвата Наполеоном Бонапартом о. Мальты, Павел I берет покровительство над мальтийским рыцарским орденом и становится Магистром Мальтийского ордена. Итак, император Павел I - рыцарь. А каждому рыцарю положен замок. Начинается закладка Михайловского замка (обращаю внимание – не дворца, а именно замка). Он был построен на месте летнего дворца Елизаветы, где Павел появился на свет. Императору приписывают слова: «Где родился, там хочу и умереть». По иронии судьбы так и случится.

Замок действительно напоминал рыцарский. Со всех сторон он был окружен водой: реками Фонтанкой, Мойкой и специально вырытым рвом. К замку вел единственный перекидной подъемный мост. Именно по этому мосту пройдут в ночь убийства Павла I заговорщики. Вокруг замка была построена каменная стена, у которой стояли пушки. Перед входом в замок стоял караул. Все фасады Михайловского замка были оформлены по-разному, именно поэтому создавалось впечатление, что когда обходишь замок, каждый раз видишь новое, иное сооружение. Замок как бы менялся на глазах.

Замок строили днем и ночью (ночью стройку освещали факелами), пытаясь выполнить приказ императора отстроить замок за год.

8 ноября 1800 года (день архангела Михаила – покровителя Павла I) в честь открытия Михайловского замка звонили все колокола столицы. А в феврале 1801 г император вместе с семьей переехал в замок из Зимнего дворца. Однако по достоинству оценить внутреннее убранство замка приглашенным гостям было трудно. Не удалось решить такую проблему как сырость и холод, к тому же печи внутри замка сильно дымили. Поэтому в замке царил туман и полумрак. Было крайне неуютно. Гости, озябшие и бродившие по замку в тумане, были разочарованы.

Перед замком был поставлен памятник Петру I (скульптор Растрелли), выполненный еще при жизни самого Петра I и надолго забытый. Надпись придумал сам Павел I. Причем опять же в пику своей матери Павел I делает эту надпись еще более краткой, чем надпись под «Медным всадником», авторство которой приписывают Екатерине Великой и которая гласит: «Петру Первому Екатерина Вторая». И того 4 слова. Павел I превзошел свою мать. Под памятником Петру I, стоявшему перед Михайловским замком, всего два слова: «Прадеду Правнук».

Есть легенда, что Блаженная Ксения Петербуржская предсказала императору, что жить он будет ровно столько лет, сколько букв в надписи над фасадом замка. «Дому твоему подобаетъ святыня Господня во долготу дней», - гласила надпись. 47 букв. Император скончался в возрасте 47 лет.

Жены Павла 1

Император Павел I был женат дважды. Первый раз он женился еще в пору романтической юности. Ему было 19 лет. Его женой стала принцесса Вильгельмина Гессен-Дармштадская (в православии - великая княгиня Наталья Алексеевна). Однако, брак был неудачным. Жена изменяла Павлу с его другом князем Разумовским. Павел узнал об измене и, безусловно, для него это было равносильно удару. Ощутив еще ребенком предательство со стороны матери, теперь он ощущал его и от любимой жены. После трех лет брака Наталья Алексеевна скончалась во время родов. Очень скоро Павел женился вторично на немецкой принцессе Софии Доротее – Луизе Вюртембергской (будущая императрица Мария Федоровна) - высокой, статной, полной блондинке. Первые десять лет они жили счастливо. Мария Федоровна родила 10 детей: 4 сыновей и 6 дочерей.

Вспыльчивость Павла Первого и ее причины

Какой бы точки зрения ни придерживались ученые относительно личности Павла I, все они отмечают такую черту императора, как вспыльчивость. Император, судя по всему, и правда легко поддавался безудержному гневу по пустякам. Есть история, согласно которой, Павел I приказал сечь кучера только за то, что тот отказался свернуть на непроходимую дорогу. «Пусть лучше я сверну себе шею, но чтоб слушались».

Конечно, от таких беспричинных припадков гнева императора страдала и его семья. Официальная история говорит нам о том, что Александр ненавидел отца, Николай боялся, а дочери презирали. А все они вместе с супругой Марией Федоровной желали и ждали его смерти. Верить или нет такой позиции официальной истории, решать читателю. Только отмечу, что Мария Федоровна до конца своей жизни будет ненавидеть и мстить заговорщикам, убившим ее мужа - императора Павла I.

Кроме того, умалчивает официальная история и о том, что такие припадки гнева не были чертой характера, показателем распущенности императора.

Есть точка зрения, что Павла I пытались отравить. К счастью, его врач (лейб-медик Фрейган) вовремя распознал это и лечил императора от отравления. Жизнь Павлу I ему спасти удалось, но вот действие яда все же возымело последствия, и расстроило нервную систему императора навсегда. Приступы гнева были ничем иным, как эпизодическими проявлениями болезни.

Кроме того, Павел I и сам очень страдал от своих припадков гнева. Он всегда очень раскаивался, говорил, что желал бы быть более уравновешенным, и воспитание в себе этого качества есть его цель и мечта. Пострадавших от гнева император щедро одаривал.

Таким был император Павел I.

Историю делают люди. Невозможно до конца и верно понять политику, проводимую любым властителем, без представления о его личных качествах. Детство Павла I, его отношения с матерью, весь его жизненный опыт отразится на том политическом курсе, который будет вести император все недолгие пять лет царствования.