За первые триста лет существования централизованного государства в русской истории произошло много важных событий. Но особое место среди них занимает процесс становления и развития национальной денежной системы. Начало этому процессу было положено в первой трети 16 века, во времена недолгого правления Елены Глинской. Именно с ее именем связывают первую денежную реформу.

Кем же была эта единственная в истории российских финансов женщина? Елена Глинская оказалась у кормила власти в связи со смертью ее царствующего супруга Василия 3, который скоропостижно скончался 25 сентября 1533 года, оставив престол своему малолетнему сыну Иоанну, то есть Ивану 4 Грозному. Через несколько дней трехлетний наследник был коронован на царство, а бразды правления взяла в руки его мать Е. Глинская. Не надо представлять Елену Глинскую какой-то мудрой государыней, которая после всех бурь царствования Иоанна и войн Василия 3 стала причиной благоденствия, оно, в известной мере, действительно началось, появилась экономическая стабильность, но не благодаря самой Глинской. Регентство ее было недолгим – всего 4 года. Она внезапно умерла в начале 1538 года. Современники Елены Васильевны предполагают, что она была отравлена.

Однако за этот недолгий срок она успела сделать немало полезного для Русского государства. В наследство ей досталась огромная территория в 2 миллиона 800 тысяч квадратных километров. Состояла она из десятка княжеств и земель, присоединенных к Москве ее предшественниками. Присоединялись она по-разному – одни добровольно, другие силою. Поэтому центробежные силы княжеских территорий в молодом, неокрепшем государстве были сильны. Такую ситуацию необходимо было переломить, и самым верным средством было и есть поныне введение единой денежной системы.

Это была главная, но не единственная причина для проведения денежной реформы. В конце царствования Ивана 3 к Московскому княжеству были присоединены Тверское княжество, Господин Великий Новгород и фактически уже было присоединено Рязанское княжество. Это, а также успешное окончание войны со Шведами и присоединение Нарвы дало возможность мирной передышки, в том числе для увеличения торговли на севере. Реформа потребовалась и в связи с тем, что часть оброка из многих вотчин феодалы стали собирать не натурой, а деньгами. Помогло Глинской провести реформу и наличие колокольного сбора, то есть впервые были обложены и монастыри, и церкви этим сбором, который дал увеличение сбора в казну Московского государства. Все эти обстоятельства и подвигли Глинскую на проведение денежной реформы.

Первая национальная валюта Русского государства называлась, как и сегодня - копейка. Название ее пошло от изображения копья на лицевой стороне. Правда, слово копейка она получила значительно позже – в 17 веке, а до этого их называли деньги копейные. На самом деле, это бывшие новгородки и чеканились они в Новгороде Великом. Те, что чеканились в Москве, содержали изображение всадника с саблей и назывались сабленницы.

А что же до появления копейки не было денег на Руси? Конечно, были. Первая денежная система на Руси была арабская. Это было серебро, которое начало поступать на Русь в конце 8 – начале 9 века. Первые киевские князья, в том числе Владимир Святой, начали выпускать свою серебряную монету. В середине 14 века, ближе к концу началась чеканка серебряной монеты в Москве, в Рязани, в Твери, в Нижнем Новгороде. Массовое производство было в Великом Новгороде. Каждое княжество являлось самостоятельным эмитентом собственных денег, то есть монеты чеканили все, кому не лень. При этом наибольшее распространение имели новгородки и московки. Но если 5 веков назад по Руси ходили гривны серебра в 200 граммов, то московки с новгородками были значительно легче – первые были 0,4 грамма серебра, вторые 0,8 гр. Ко всему прочему практиковалось усекновение серебра и выпуск фальшивых монет, что естественным образом вызывало недовольство населения. Реформе предшествовали массовые казни фальшивомонетчиков и тех, кто портил монеты. Им секли руки, заливали в рот раскаленное олово. Несмотря на это, все равно фальшивомонетчики остались. Современники Глинской так и писали о намерениях в своих летописях: «Велела переделать старые денги на новый чекан, ради того делая, что было в старых денгах много обрезанных денег и подмесу и в том была христианству великая тягость».

Один из первых шагов, которых сделала Елена Васильевна, предусматривал введение государственной монополии на выпуск монет. Было оставлено три центра – три монетных двора, которым высочайшим дозволением было позволено чеканить деньги. К ним относится Московский, Псковский и Новгородский мон. дворы. Началом реформы можно считать февраль 1535 года, когда Глинская от имени своего пятилетнего сына издала указ о замене старых денег на новые. После реформы существовало три вида монет – копейка, денга и полушка. Все это были мелкие серебряные, проволочные монеты, которые делались из расплющенного металла. Откусывались отрезки определенной длины, и на них круглым штемпелем ручным способом отчеканивали изображение. Поэтому монеты имели в основном форму овальную, а изображение было как бы вписано в круг из-за формы самого штемпеля. Основу русского денежного обращения после реформы Глинской составили серебряные монеты – новгородки-копейки с весовой нормой 68 сотых грамма, денги-московки с весовой нормой 34 сотых грамма и полушки 0,17 грамма. Таким образом, 100 копеек складывались в рубль, весом 68 граммов серебра. Как мы видим, прежние московки и новгородки похудели, и не мудрено, потому что Глинская ввела новую денежную стопу. За основу была взята гривна серебра весом почти 205 граммов. До реформы из этой гривны чеканили 260 новгородок, а после – 300. Было решено, что из гривны делать, не рубль, не два рубля, как во времена Ивана 3, а целых три рубля. Рубль стал весить 68 грамм. Но как такового рубля не было, это была счетная единица, но он состоял из вполне реальных ста копеек. Стали делать из гривны три рубля, в этом и был «стержень» финансовой реформы Елены Васильевны. Как это называется на современном языке? Девальвация. Была ли денежная реформа в истории Русского государства без девальвации? Самая полная система соотношения русских денежных единиц была зафиксирована в торговой книге в 70-е годы 16 века. 1 рубль равнялся 2 полтинам, 10 гривнам, 100 новгородкам, 200 денгам, 400 полушкам. Первые три единицы дошли до наших дней. По-прежнему 50 копеек называют полтинником, 10 копеек – гривенником, новгородки – они же копейки. Только московки, они же деньги и полушки исчезли из обихода. В 1538 году старые деньги были окончательно запрещены. Совершенно благоразумным был запрет на хождение иностранных монет, которые были популярны в западных областях Русского государства. Таким образом, Глинская за время проведения денежной реформы подготовила своему сыну Ивану устойчивый фундамент для дальнейшего усиления Русского государства.

Был в этой системе один изъян – отсутствовала крупная денежная единица. Это создавало проблемы для торговли. России нужен был свой рубль. Начиная с 17 века, в связи с централизацией государства и увеличением товарооборота возникла идея о введении крупной монеты по образцу Европы. В Европе тоже в раннем средневековье была мелкая монета – динарии – подражание Древнему Риму, но потом,в 15 веке появилась крупная монета - талер. На них в Москве вовсю велась крупная торговля. Здесь они назывались ефИмки. Свой вклад в развитие денежной системы внес Петр 1. Правда, памятуя о медном бунте, случившимся при его батюшке Алексее Михайловиче, Петр Алексеевич не делал резких движений в этом тонком деле. Для того, чтобы приравнять серебряный рубль к 100 копейкам, а не к 64, можно было пойти двумя путями. Первый – увеличить вес рубля, а можно было уменьшить вес серебряной копейки. Разумеется, пошли по второму варианту. То есть серебряная копейка стала весить 29 сотых грамма, как раз одна сотая первого петровского рубля. Первые рубли стали чеканить на сглаженных импортных талерах. Реформу Петр стал проводить аккуратно и начал с монет номиналов, отличных от копейки и рубля. С 1700 года чеканились части копейки, деньга, полушка, даже были попытки чеканить монету в одну восьмую часть копейки, то есть полполушки. Также были алтыны, полтины. Только после завершения реформы, в 1704 году появился рубль и медная копейка. Когда народ понемногу привык к новым деньгам тут то их и вбросили в обращение, чтобы они не вызвали возмущения и были как бы логическим продолжением той реформы, которая шла уже 5лет. Петру можно поставить в заслугу совершенствование чеканного дела. Именно при Петре 1 в Петербурге в 1724 году появился монетный двор, через 190 лет после московского. Там чеканились монеты и медали, а сам процесс был доведен до совершенства.

В истории денежного обращения в России отметилась и Екатерина 2. При ней впервые в России появились бумажные деньги. Они назывались ассигнациями. Не считая этих новшеств, денежная система радикально не менялась до Николая 1. В 1839 году произошла очередная реформа, но об этом позже. Что же подвигло самодержавную властьво времена правления Екатерины Великой на перемены в сфере денежного обращения на сей раз? Прежде всего, порок заключался в самих ассигнациях. Было принято решение, что размен ассигнаций будет проводиться исключительно на медную монету, то есть екатерининские медные пятаки и стали основой размена ассигнаций.

Медные 5 копеек Екатерины

Здесь и был с самого начала заложен порок этих денег. Они не разменивались на серебро один к одному. Разница между серебряным рублем и рублем ассигнациями изначально была. Чем дальше, тем больше эта разница увеличивалась. В конце царствования Екатерины 2 бумажный ассигнационный рубль довольно сильно обесценился.

Нетрудно заметить, что 1839 год не далеко отстоит от 1812 года, а эта дата вошла в историю, как начало войны с Наполеоном. Эта война дважды смутила русское денежное обращение. Во-первых, военные расходы требовали огромных дополнительных затрат, во-вторых, наполеоновские войска рассчитывались специально напечатанными фальшивыми деньгами. Хотя французская армия бежала из России, но и после этого страна постоянно находилась в состоянии войны. Войны, даже победоносные, дело разорительное. К концу правления Александра 1 внешний долг государства составлял 102 миллиона рублей серебром. Это был очень крупный долг. Для его покрытия чеканились ничем не обеспеченные деньги, которые обесценивались на глазах. Инфляция наслоилась на довоенные проблемы.

Накануне войны, в 1810 году пост министра финансов занял Дмитрий Гурьев, это тот самый Гурьев, который прославился рецептом особой каши, носящей его имя по сей день. При Гурьеве с подачи Сперанского и Мартынова была предпринята попытка ввести новую денежную систему, основанную на серебряном монометаллизме – на серебряном рубле с постепенным изъятием ассигнаций. Но после отставки двух инициаторов финансового плана, Гурьев пошел на попятную. Российское правительство после войны решило немедленно покончить с этим злом – «лишними бумажными деньгами». Оно провело денежную реформу, напечатав ассигнации нового образца и поменяв на них старые, надеясь, что при предъявлении купюр нового образца фальшивые ассигнации Наполеона будут ликвидированы. Но при проведении обмена выяснилось, что Наполеон столько своих ассигнаций напечатал, что тогда пришлось бы ограбить огромное число крестьян и помещиков, которые принимали эти ассигнации в уплату. Поэтому из этой денежной реформы ничего не вышло. Фальшивые ассигнации меняли на новые так же, как и настоящие. Это первая неудача графа Гурьева. Вторая неудача состояла в том, что он очень быстро хотел восстановить курс ассигнационного рубля до довоенного уровня – 1810 года. Для этого был сделан займ серебром у голландских банкиров,за него стали выкупать из обращения ассигнации и их сжигать. Во дворе здания министерства финансов была установлена специальная печка, где эти ассигнации публично пускали на ветер. Отсюда пошло выражение «Топить можно и ассигнациями». После того, как средства серебряного займа голландских банкиров истощились, процесс выкупа ассигнаций тоже прекратился. Последним, третьим манифестом из этого плана в апреле 1812 года екатерининские ассигнации возвращались в оборот. Все платежи должны были производиться именно ассигнациями по курсу дня. В сфере денежного обращения заварилась гурьевская каша. В разных местах стоимость ассигнаций была разная, цены прыгали.

Расхлебывать эту кашу был призван Егор Францевич Канкрин (см. денежная реформа Канкрина).